Category: работа

1990

Первый рабочий день

Итак первый день работы окончен. Можно подвести некоторые итоги.

Первые пару часов я провел в отделе кадров, заполняя многочисленные формуляры, как связанные собственно с компанией (заявление на страховки жизни, на пенсию, еще на что-то, чего уже не помню), так и формуляры многочисленных медицинских страховок (обычной, зубной и оптической). Потом меня отвели в отдел и передали Тони. Тот поздравил меня с началом работы в фирме и повел по всему отделу, представляя меня сотрудникам. Некоторых (Пола например), я уже запомнил со времени моего первого посещения фирмы, но остальные лица и имена в моей памяти ни тогда, ни сейчас не отложились. Затем Тони повел меня к начальству, а затем представил меня владельцу фирмы. Наконец где-то часам к 11 утра мы вернулись в его кабинет.

Тони объяснил мне структуру отдела. В нем четыре подразделения: группа, занимающаяся поддержкой и эксплуатацией большой ИБМ на которой 24 часа в день крутятся все системы фирмы, группа программистов, занимающихся финансовыми задачами и задачами отдела кадров (её возглавляет Пол), группа, занимающаяся производственными системами (руководитель группы - Энн) и группа, ничего общего не имеющая с программированием - поддержка телефонных систем, обслуживание копировальных устройств, факс-машин и т.п. Пол кроме всего отвечает за всех программистов, включая Энн - я не совсем понял, что это значит. Кроме того еще три человека не входят ни в какую группу, а подчиняются Тони напрямую - это секретарша Кати, программист на персоналках Рэй и я. Поскольку я в основном работал на мини-машинах, а здесь все написано на Коболе для большой ИБМ, моим первым заданием будет выучить среду (CICS) и Кобол, а также освоить программирование на Бэйсике для персоналок. Первые задачи мне даст Пол.

Наконец мне показали, где я буду сидеть и оставили в покое. На столе стоял терминал от большой машины фирмы ИБМ и персоналка, явно не новая. Пол принес мне кучу книг в метр высотой и сказал, что если у меня будут вопросы, лучше всего задавать их Алану, бывшему преподавателю английского языка - он хорошо объясняет.

Отдел сгрупирован вокруг стекляшки машинного зала. В кабинетах сидят начальники - Тони, Энн, Пол, начальник машины (я не запомнил его имя) и еще какой-то мужчина, очень благообразного вида, но насколько я понял, не начальник. Все остальные сидят в общем зале вокруг стекляшки, а дальше виднеются столики финансового отдела. За моей спиной сидит Рэй - первый встреченный мною американец-грубиян. Я поражался тому, как он разговаривает по телефону или с другими сотрудниками фирмы, когда ему что-то не нравится.

Сбоку от меня сидит низенький мужчина с хорошо развитым чувством юмора. Его зовут Боб и он похоже когда-то учил русский язык, поскольку иногда он в разговоре со мной вдруг очень к месту вставляет совсем не широко известные русские слова. Его фамилия, как и у Энн - Вильямс, но он сразу предупредил, что они не родственники.

К концу рабочего дня у меня уже сложилось представление о Коболе, как о чрезвычайно мерзком языке, но просмотрев пару программ, я понял, что в принципе готов работать на нем. Теперь мне надо разобраться со средой и инструментарием. Когда я спросил об этом Тони, тот указал на Боба. Так что завтра я насяду на своего соседа слева.

Что меня еще поразило - половина программистов курит, причем на рабочем месте, и от этого воздух в зале не очень приятный. В начале шестого публика начала расходиться, Боб и Тони сидели до шести. Я ушел в половине седьмого - сидел бы и дольше, но у меня жутко разболелась голова.
1990

Работа

Невероятно! Меня взяли на работу!

Когда я приехал в фирму, меня провели в кабинет начальника отдела кадров, который собственно и проводил интервью. Больше в кабинете никого не было. Начальник отдела кадров, седой мужчина околопенсионного возраста задавал мне какие-то странные с моей точки зрения вопросы - и ни одного профессионального, кроме одного - чем бы я хотел заниматься. Я конечно сказал, что при моем обширном опыте я могу профессионально выполнять практически любую работу в области программирования. Затем он подробно рассказал, чем занимается фирма, а потом стал распрашивать меня о том, где я работал в Союзе, почему менял работу, имею ли я право работать в Штатах, как я попал в Провиденс, где я живу и т.п. Через полчаса такой ничего не значащей беседы он извинившись вышел из кабинета минуты на три, а вернувшись спросил, не хотел бы я поступить на работу в фирму на должность старшего программиста-аналитика.

Наверное ответ был написан на моем лице, потому что он тут же добавил, что фирма предлагает мне зарплату 25 тысяч в год, причем вся семья получает очень приличную медицинскую страховку и другие социальные блага. Затем он спросил меня, когда я могу приступить к работе. Учитывая, что сегодня пятница, я твердо сказал: "В понедельник." Он поздравил меня с началом работы в фирме и на этом все закончилось.

Когда я ехал домой, я осознал, что наверное мог бы попросить и побольше денег, но с другой стороны Павел, уже работающий несколько месяцев программистом, получает на две тысячи меньше...

Вечером я позвонил Давиду и поблагодарил его за все, что он для меня сделал. Когда я описал ему интервью, он заметил, что судя по всему решение взять меня на работу уже было принято заранее и интервью было простой формальностью. Итак через два с половиной дня, 7 мая 1990 года я начинаю свою трудовую жизнь в Штатах.
1990

Интервью

Меня пригласили на интервью! Сегодня мне позвонили из отдела кадров той компании, куда меня приводил Давид и спросили, не хочу ли я прийти к ним в эту пятницу на интервью по поводу устройства на работу. А ведь у меня и в мыслях не было, что они могут рассматривать меня, как кандидата на работу... Я и резюме свое там не оставлял, впрочем, мне его написал Пол, руководитель одной из групп на ВЦ, так что может у него была копия и он отнес её в отдел кадров? Совершенно ничего не понятно, но очень интересно.

Вечером я позвонил Давиду, чтобы узнать у него подробности, но для него это тоже было полным сюрпризом. Он предположил, что я произвел хорошее впечатление на Тони и тот решил посмотреть, как я пройду интервью. Впрочем, он мог это сделать и просто для того, чтобы дать мне опыт прохождения интервью - в пятницу все выяснится.

Давид в общих чертах рассказал мне о компании. Оказывается эта компания принадлежит трем людям. Один из них, по имени Норман Фэйн, владеет 90% компании, а двум другим - Виктору Баксту и Хербу Малину принадлежат по 5%. Все они предпенсионного возраста. Как видно по фамилиям, владельцы компании - евреи. И Норман, и его сын Джон работают в компании как все - с утра до вечера. Компанию основал отец Нормана, сначала она делала резину для подметок, потом резину для шин, а после войны в нее пришли инженеры Виктор и Херб и наладили производство пластмасс, а из отходов делали садовые шланги. Сейчас фирма быстро растет, продолжая оставаться частной, что бывает нечасто.