Category: транспорт

2013

Поездка по нац. паркам. День 16. Парк Сион (Zion)

web counter

Нам Zion нравится все больше и больше. Отличная идея - обслуживать парк и прилегающие к нему городки бесплатными рейсовыми автобусами, отправляющимися каждые 10 минут. Никаких проблем с парковками в наиболее популярных местах. Тут же идет информация о видах за бортом, о том, что сегодня нового в парке, какие маршруты закрыты и тому подобное.

Так что мы с удовольствием провели в парке большую часть дня, проехав на автобусе до конца каньона и затем возвращаясь назад, выходя на каждой остановке.

Здесь приезжие бросают машины и пересаживаются на автобусы


Collapse )

Белки в парке тоже под цвет породы - мимикрия!


Когда Оля ходила по маршрутам без меня, она сделала несколько снимков на iPad. Некоторые из них получились вполне удачными.




Затем мы попробовали добраться еще до одного района парка, куда не ходят автобусы, но проехав сотню километров и не найдя ведущей туда дороги с твердым покрытием мы вернулись назад.
1990

Чоп - отъезд

Утром отпустили Владика - нам на всех по сути дела нужен был только один провожающий на случай, если бы таможня не пропустила какие-то вещи, а также чтобы передать с ним оставшиеся деньги. Из провожающих остался только Юра Яценко.

Днем появился Лёня - муж Лоры О. с грузовиком, на котором он привёз 50 (!) чемоданов. Оценив ситуацию он тут же развернулся и уехал в Ужгород в надежде договориться в "Интуристе" об автобусе до Братиславы.

Если до отъезда мы рассматривали Братиславу, как самое узкое место в наших планах, то теперь вырваться из Чопа в любое место в Чехословакии стало казаться для нас недосягаемой мечтой.

Вообще день был очень тяжелым - грязь, усталость, недосып, нервотрепка и прочее дают о себе знать. Единственный положительный факт - мы смогли занять еще несколько кресел для женщин и детей, а я с Витей и его сыном остались при вещах.

Дети (Павлик и Тамара, дочка Вити) маются от безделья, жары и грязи. Туалеты здесь - обычный сарайчик на улице - не убираются и естественно, что детей туда нельзя отпускать одних.

После ухода скорого поезда в этот вечер выяснилось, что в очереди на электричку мы переместились на 18 и 19 места. Это нас не особенно обрадовало, учитывая, что прошлой ночью уехало только пять семей. Правда наши снова подпитые друзья - грузчики говорили, что сегодня ночью будет приличная смена таможенников (интересно, что значит "приличный таможенник" в терминологии чоповских грузчиков?), но верить им было трудно.

Тем не менее, когда началась досмотр на электричку, очередь пошла довольно быстро и у нас появилась надежда. И вот где-то перед самым концом досмотра, наши телеги, как тачанки, ворвались в зал - мы были последними, кто попал на таможню в эту ночь.

Досмотр был довольно сумбурным. Сначала угрюмая баба-таможенница спросила у нас кто мы по профессии. Услышав что программисты, она отобрала у нас все копии документов, заявив, что их нельзя вывозить. Затем она потребовала открыть все чемоданы и ящик с картинами. Чемоданы она просматривала не очень внимательно, и когда после 8-го чемодана было объявлено о подаче нашей электрички на платформу, она вообще махнула на нас рукой.

Мы быстро покидали чемоданы на тележку и въехали в "чистую" зону. Здесь я чуть было не получил инфаркт, так как мне показалось, что вместе с копиями документов таможенница забрала мой конверт с долларами и билеты на поезд. Я уговорил(!) пограничника сопровождать меня до входа в зал таможни, но в этот момент Оля нашла всё это в сумке у Юли. Когда я ей это отдал - не помню.

Объявили посадку. С помощью Вити и его сына Жени, а также нашей пары грузчиков (всё-таки не подвели!) мы забросили все вещи через окно, так как двери вагона были заняты загрузкой вещей двух семей баптистов-пятидесятников. Едва мы залезли сами, как объявили об отправлении поезда.

В вагоне было несколько свободных купе. Забив своими вещами одно из них я остался в нём, отправив Олю с остальными в другое купе.
1990

Чоп - продолжение

С утра попытались пробиться к начальству, но все это было с самого начала обречено на неудачу. Мы сейчас находимся в положении лиц без всяких прав. У нас нет никакого гражданства, а самое главное у нас нет никаких связей, чтобы нажать на эту свору. Они здесь все питаются за счет таких, как мы - один из носильщиков разговорившись с Витей А. , рассказал, что они делятся деньгами с начальством. Кроме того кассиры за огромные взятки продают билеты на места, освободившиеся после того, как таких как мы ссаживают с поездов, как не успевших пройти таможню. И безусловно бравые ребята - таможенники тоже при кормушке.

Мы по крайней мере частично разрешили проблему тележек - Юра Яценко ночью где-то раздобыл пару маленьких тележек на которые мы сумели разместить весь Витин скарб. Теперь нам надо найти еще одну тележку и договориться с грузчиками.

Любопытно было наблюдать, как кто себя вёл в этих обстоятельствах. Два амбала - Федя и его приятель Игорь - завалились спать на чемоданы при первой возможности, причем Федя в броске "рыбкой". (Интересно, что при этом поломалось?) Юрка рыскал по вокзалу. Владик растеряно озирался вокруг, делая иногда какие-то попытки, впрочем не очень осмысленные. Витя А. с сыном спокойно спали.

Витя Неро заболел - у него явно высокая температура. Мы его отправили домой сегодня днем, еще до прихода московского поезда.

Познакомились с большой компанией баптистов-пятидесятников. Эти тоже выезжают по израильской визе, хотя едут в Америку.

Каждое утро на вокзале собирается огромная толпа - желающие попасть на поезд, идущий в Белград. Это в основном мешочники или по новейшей терминологии - челноки, т.е. люди везущие что-то на продажу в Югославию, а на вырученные деньги закупающие ходкие товары там и везущие их обратно для продажи здесь. Они очень шумны, и в течение примерно часа на вокзале почти невозможно даже нормально разговаривать. Потом поезд уходит и все стихает.

Санитарные условия на вокзале омерзительные. Я попытался узнать, нельзя ли снять на несколько дней жильё по соседству, но все было напрасно.

Я пытался уговорить какого-то грузчика взять 1000 рублей за тележку и помощь при прохождении таможни, но он отказался - сказал, что он уже ангажирован.

Утром мне удалось, несмотря на отсутствие одной из виз, встать в очередь на таможню, а Юрка нашел двух (как потом оказалось их было трое) подвыпивших грузчиков, которые согласились помочь нам на таможне. Их вид не внушал мне ни малейшего доверия - все они, как на подбор были маленького роста и водкой от них разило за версту. Но за неимением ничего лучшего мы наняли их за 500 рублей с семьи.

Днем тот же вездесущий Юра решил проблему с тележкой для меня, договорившись за 15 рублей с вдрызг пьяным сторожем почтовых телег, стоящих недалеко от здания вокзала. На эту тележку вошли все мои 15 чемоданов, три сумки и упаковка с картинами.

Теперь мы были экипированы и относительно спокойно ожидали прибытия поезда с жёнами и детьми.

И вот пришел поезд из Москвы. Как мы и опасались, всё было разыграно как по сценарию. Таможня пропустила только небольшое количество пассажиров, и хотя мы были в очереди третьими, нас демонстративно на таможню не пропустили.

Мы отослали домой всех провожающих, кроме Юры и Владика. У нас осталась одна надежда на ночную электричку. В списке на нее у нас были 30-й и 31-й номера, но в эту ночь продали билеты только пяти семьям. Мы поняли, что надо устраиваться здесь всерьёз и надолго.

Итак к нам присоединились Оля с отцом, Павликом и Юлей и Лида с дочкой. Мы смогли найти только одно кресло для Сергея Ивановича, а остальные расположились на ночлег на чемоданах.
1990

Чоп - прибытие

Ну и естественно всё пошло не так, как планировали. По всем письмам людей, проделавших этот же путь до нас, у нас не должно было бы быть никаких проблем пройти таможенный досмотр еще до приезда Оли с детьми, а потом присоединиться к ним. Но не тут-то было.

Вся наша компания прибыла в Чоп вполне благополучно, хотя и с опозданием на два часа. Вопреки всем рассказам очевидцев, никакие носильщики нас не встречали и никто не горел желанием снять с нас по 50 рублей.

Итак в 11 часов вечера мы с кучей вещей и сопровождающих их лиц перебрались в здание вокзала.

Первое, что бросилось в глаза - обилие тележек разного колибра, груженных до невозможности чемоданами, сумками и баулами. Вокруг сидят, стоят, лежат люди, бегают дети, шум, пыль, грязь...

Следуя за Федей и его приятелем, раздвигающими толпу, как ледокол, мы пробились к окошку дежурной по вокзалу, где согласно всем письмам мы должны были зарегистрироваться для прохождения таможни, но там конечно же никого не было. Зато рядом лежал непременный ингредиент советских очередей - список. Как нам объяснили, регистрация виз для прохождения таможни должна проводиться в 10 часов утра, причем наличие билетов на поезд 51, которым ехали наши семьи, никакой роли не играло.

Мы также узнали, что предварительный таможенный досмотр отменен. Теперь любой досмотр вещей проводится только по приходу поезда при наличие всех пассажиров с билетами. А большая часть толпы - это люди снятые с поездов, поскольку они не успели пройти таможенный досмотр. Теперь у них оставался единственный шанс уехать купив билеты на ежедневную ночную электричку Чоп - Братислава (три вагончика).

Я в глубине души все еще надеюсь, что когда завтра приедет Оля, мы сможем вовремя пройти досмотр...

А пока мы расположились табором, найдя свободное место почти в самом центре зала. На всякий случай мы с Витей А. записались в очередь на эту электричку. Судя по нашим номерам нам здесь торчать дней пять. К тому же из бесед со "старожилами" выяснилось, что без носильщика на досмотр пройти нельзя. А по местным ценам его услуги стоят около 500 рублей (это при том, что средняя месячная зарплата по стране около 120 рублей). Всего в смене работают около 10 носильщиков, так что как-то надо будет с ними договориться.

Деньги безусловно для нас сейчас никакой роли не играют. У меня с собой несколько тысяч и я не буду даже и пытаться вывезти эти деньги в Австрию, хотя там меняют их на доллары примерно в соотношении 3:1. Но если нас заловят, то всё может кончиться гораздо хуже.

Итак расклад пока ясен - утром попытаемся "качать права" в администрации вокзала, надеемся на благоприятный исход после прихода поезда с нашими семьями из Москвы и регулярно отмечаемся в очереди на электричку до Братиславы. Только бы вырваться отсюда!

Пока мы разобрались со всем, что происходит, наступило время этой самой электрички до Братиславы. Несколько тележек с вещами и отъезжающими заехали в зал таможни. По окончании шмона все вышли на платформу, а доступ к отъезжающим перекрыли пограничники.

Электричка состояла из трех небольших вагончиков, поэтому часть платформы оставалась свободной для провожающих, которые расположились там тесной группой, осторожно напирающей на пограничников. Туда же затесался и я.

Когда поезд тронулся и оцепление стали снимать, носильщики с тележками направились в сторону входа в вокзал, и тут на них набросилась толпа жаждущих получить тележки. Однако по всей видимости сделки были заключены заранее и таким как я ничего не досталось. А по нашим прикидкам нам нужны были две больших тележки или пять маленьких.

Так что часам к 4 утра мы пересмотрели свои планы и поняли, что во первых нам надо будет достать тележки и договориться с носильщиками о помощи при прохождении таможни. Нам также надо встать в очередь на таможню утром, несмотря на то, что мы не можем предъявить всех отъезжающих, а у меня к тому же не оказалось документов Сергея Ивановича.
1990

Москва

Сегодня вернулся из Москвы. Выполнил практически всё, что намечал. Самое главное - визы и билеты у нас есть. Правда билеты только до Братиславы, но там раз в день ходит "специальная" электричка до Вены для таких как мы. Но все по порядку.

Израильское консульство произвело на меня довольно мрачное впечатление. Но не внешним видом, а своими грубыми сотрудниками. Я не знаю является ли тому причиной отклонение значительной (более 50%) части отъезжающей публики от потока Вена-Израиль в сторону Италия - Штаты/Австралия/Канада, или что другое, но местные израильтяне обращались с нами, как с неуправляемой толпой идиотов. Но главное, израильскую визу я получил, а об остальном можно забыть - пока что я в Израиль не еду.

Запомнился момент, когда при оформлении документов задают вопрос - а куда вы на самом деле едете, в Израиль или в Штаты, и просят ответить честно... Здравый смысл подсказывал, что надо ответить "в Израиль", но я тем не менее написал "в США". Витя сказал, что он написал "в Израиль".

После этого все покатилось как по рельсам - чешская виза, затем австрийская. Везде улыбки и никаких очередей - вместо этого приходишь в назначенное время.

Появилась надежда на билеты - Света Федорова подсказала, что у мамы Гали Кунгуровой есть знакомая билетерша в кассах, продающих билеты на заграничные направления поездов. Лететь в Вену мне почему-то не хочется. Я поехал к Кунгуровым, получил "наводку" и мы с Витей, отстояв пару часов, чтобы пробиться в нужную кассу, заплатив пару сотен сверх купили билеты на скорый поезд Москва - Братислава.

Останавливался у тети Руни. Видно, что они еще долго не придут к пониманию того, что ехать надо. По моему Наум Львович уже давно созрел, а тетя Руня и Соня нет. Я попытался объяснить им своё понимание того, что сейчас происходит в экономике, но кажется неудачно. А советовать в такой ситуации нельзя - люди должны сами принять решение в таком важном деле. К тому же теперь в Штаты им попасть сложнее, хотя всё ещё можно - у них там есть родственники. Жалко Соню с Сашей - мне кажется им надо уезжать отсюда, пока не поздно.

На следующей неделе надо легализовать документы.